Историческая справка

ИНСТИТУТ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ В РАЗЛИЧНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА РОССИИ

 

Период до реформы 1865 года

 

История долговых отношений насчитывает не одно тысячелетие. На разных этапах развития государства применялись различные методы взимания долгов и всегда были люди, которые в частном порядке или на законных основаниях противодействовали должникам.

Потребность в решительных действиях с целью взимания долга и предотвращения недобросовестного поведения заемщиков возникла в глубокой древности. В частности, всегда актуален был вопрос регулирования долговых обязательств по налогам и сборам. Но как таковой институт принудительного исполнения в России складывался постепенно, его совершенствование шло параллельно с развитием правовой системы и зависело от многих экономических, политических и социальных процессов.

ДРУЖИННИКИ

В древней Руси дань была формой налогов, а сборщиком дани выступал сам князь. С апреля выезжал он с дружиной на полюдье — собирать дань и вершить суд в подвластных ему племенах. К поселенцам, которые отказывались или не имели возможности платить, применялись силовые меры — волю князя приводили в исполнение верные дружинники. Поскольку не был установлен четкий размер повинности, княжеская дружина нередко встречала ожесточенное сопротивление. После гибели князя Игоря в походе на древлян его вдова Ольга провела налоговую реформу. Она установила «уроки» (фиксированный размер повинности) и создала новую форму получения дани - «повоз» (дань свозилась на специально устроенные «погосты» и становища.

В времена правления Ярослава Мудрого (1019-1054 общественные отношения, в т.ч. имущественные регулировались сводом законов Русская Правда. Уже в 11 веке в Русской Правде был прописан определенный порядок взыскания долгов с несостоятельного должника. Там же упоминались посадниковые или княжеские дружинники — отроки, мечники и детские, которые выступали в роли «исполнителей», защитников интересов истца. Они собирали судебную пошлину и содействовали в получении назад заемного имущества.

В период с конца 11 века по 15 век были приняты нормативные правовые акты, закрепившие введение специальных должностных лиц, призванных обеспечивать исполнение судебных решений и содействовать судебному процессу.

В сохранившемся фрагменте Новгородской судной грамоты 15 века наряду с другими судебными чинами впервые упоминались и приставы, а в «Соборном уложении» 1649 года указывалось, что вызов ответчика в суд должен осуществлять пристав.

ПЕРВЫЕ ПРИСТАВЫ ФЕОДАЛЬНОЙ РУСИ И ГОСУДАРСТВА МОСКОВСТКОГО

Изначально под словом «пристав» не подразумевали какую-либо определенную должность, скорее, так называли исполнителя различных судебных обязанностей. В договорных и судных грамотах Пскова и Новгорода, датированных 13-15 веками упоминаются приставы, которые призывались на должность князем или городским вече (собранием) и обладали различными полномочиями в области судебной и следственной деятельности:

  • вызывали ответчиков на великокняжеский суд;

  • проводили досудебное исследование обстоятельств дела;

  • собирали доказательства в пользу истца;

  • разыскивали и принудительно приводили в суд ответчика;

  • обеспечивали установленный порядок ведения дел в суде;

  • следили за своевременной уплатой судебных пошлин и пр.)

В документах Московского государства упоминание о судебных приставах встречается в Судебниках 1497, 1550 гг. Судебники закрепляют разнообразие функций и форм деятельности приставов. Так, для розыска беглых холопов приставы могли устраивать обыски, а для получения информации о «лихих» людях — применять расспрос и пытку. Кроме этого, Судебники вводят новый институт - «отдача за пристава»: теперь обвиняемые во время следствия и суда находятся под надзором и на ответственности того пристава, за которым они числятся. Если пристав упускает своего «подопечного», он обязан стеречь ответчика у двора «и день, и два, и три».

В 16-17 веках формируется единая общерусская судебная система, проходит глобальная систематизация нормативно-правовых документов. Именно в этот период правовой статус судебных приставов получает конкретизацию и функции приставов закрепляются законодательно и фиксируются.

НЕДЕЛЬЩИКИ

В допетровской Руси, с начала 15 по 17 века, судебный пристав назывался недельщиком, т. к. исполнял свои обязанности неделями, «быть в неделях». Вступление недельщика в должность регистрировалось дьяком в особой книге. В обязанности недельщика входило оповещение сторон о вызове в суд, а также содействие в розыске обвиняемого и доставление его в суд. При этом сам недельщик осуществлял возложенные на него функции только в пределах города. Если же возникала необходимость вызова в суд ответчика из уезда, недельщик посылал с приставными грамотами так называемых ездоков. При недельщике могло числиться до семи ездоков, с каждым из которых он заключал договор взаимной ответственности. Если ездок наносил ущерб делу, все убытки возмещал недельщик. Если же сам недельщик нарушал свои обязательства, пени и пошлины взыскивались с тех лиц, которые при вступлении недельщика в должность поручались за него. Таким образом, уже в 15-16 веках начал формироваться институт ответственности приставов за противоправные действия. Более широкие полномочия приставы получили благодаря Соборному Уложению царя Алексея Михайловича от 1649 г. В частности, в случае сопротивления должника приставу предоставлялось право взять себе в помощь у воеводы «стрельцов, пушкарей и защитников», - столько, сколько необходимо для ареста ответчика. Но вместе с расширением полномочий повысилась и ответственность: за ненадлежащее исполнение обязанностей пристав подвергался дисциплинарной (увольнение со службы), уголовной (битье батогами) и материальной (возмещение убытков) ответственности. В это время, согласно Соборному Уложению, за недоимки крестьяне и мелкий посадский люд отвечали «правежом» - их привязывали к позорному столбу и секли до тех пор, пока не «выколачивали» из их долг.

В петровскую эпоху правеж был заменен принудительными работами, также была отменена мера пресечения «отдача за пристава». Постепенно исполнительное производство как вспомогательный институт при судах сдает свои позиции, и в 18 веке должность судебного пристава упраздняется. После чего судебно вспомогательные функции перешли в ведение полиции.

ПОЛИЦЕЙСКИЕ ПРИСТАВЫ

Однако переложение обязанностей судебных приставов на полиции не оправдало ожиданий. Если, недельщикам за исправную службу по обеспечению явки в суд приглашенных лиц полагалось вознаграждение, которые взыскивалось с самих вызываемых, то у полицейских приставов не было материальной заинтересованности. Поэтому порядок ведения судебных дел постоянно нарушался, судебные разбирательства из-за несвоевременного вызова в суд участников процесса затягивались не на одно десятилетие, а исполнение судебных решений откладывалось на годы. В это же время (18-19 века) в Российской империи стали повсеместно появляться «долговые ямы», действовала круговая порука, за неуплату подушной подати продавали имущество должника, применялись телесные наказания, ссылали на принудительные работы... Но недоимки росли, и с 1769 года в безнадежных случаях они стали списываться: царское правительство «складывало» долг, приурочивая это к каким-либо видным политическим событиям. В таких условиях очевидной стала необходимость кардинального реформирования судебной системы и восстановления института судебных приставов.

Исходя из архивных документов, на территории сегодняшнего Алтайского края в Колывано-Воскресенском (Алтайском) горном округе во второй половине 17 века функционировали комиссии военных судов, которые являлись ведомственными судебными органами Колывано-Воскресенского горного начальства. Приговоры комиссии рассматривались и утверждались начальниками горных заводов. Барнаульская и Змеиногорская военно-судные комиссии возникли в 1780 году в связи с общероссийской реформой 1778-1781 годов.

Военно-судные комиссии вели судебно-следственные дела на горно-технический персонал заводов, рудников, мастеровых и работных людей, частично приписанных к Колывано-Воскресенским горным заводам крестьян.

С 1822 года в связи с образованием в России губерний и округов Барнаульский, Бийский и Змеиногорский уезды территориально были отнесены к Томской губернии согласно закону от 22 июня 1822 года «О преобразовании Сибирских губерний по новому учреждению». В Барнауле был учрежден Барнаульский уездный земской суд Томкой губернской судебной палаты, который являлся судом первой инстанции для решения мелких уголовных и гражданских дел, разрешал иски на суммы ниже 30 рублей. Кроме этого в дореформенное время функционировал и Барнаульский сиротский суд, который исполнял функции по назначению опеки над сиротами и их имуществом. Особенностью деятельности всех этих судов было то, что исполнение решений суда возлагалось на территориальные полицейские управления, так как в 18 веке должность пристава была упразднена, и исполнительная часть судебного процесса перешла в ведение полиции. В соответствии с положением «О земской полиции» от 3 июня 1837 года был введен институт становых приставов. Наряду с множеством других функций, которые были возложены на становых приставов, они осуществляли вызов в суд, контролировали исполнение приговоров, исполняли иные поручения судов, в том числе распоряжения председательствующего в судебном заседании.

Таким образом, дореформенное судебное устройство в Томкой губернии, частью которой были Барнаульский, Бийский и Змеиногорский уезды в целом совпадало с общероссийским. Правовой основой судоустройства и судопроизводства являлись «Учреждение для управления губерний» 1775 года и «Учреждение сибирских губерний» 1782 года, которые устанавливали сложную систему судопроизводства. В этих документах прослеживается тесная зависимость суда от администрации и подсудность разных категорий населения своим судам: горнозаводские крестьяне были подсудны суду горных экспедиций, казаки – станичным правлениям, ссыльнопереселенцы – полицейским властям, городские жители в торговых делах – коммерческим судам, а исполняли судебные решения, вызывали в суд ответчика и свидетеля становые приставы местной полиции.

 

Дореволюционный этап

 

Начатое в 60-70-е годы 19 века руководством Российского государства во главе с императором Александром II грандиозная программа всестороннего реформирования общества коснулась и судебной системы. В ходе судебном реформы 1864 года было принято решение о введении института судебных приставов, существующего к тому времени уже во многих европейских странах. Так как в дореформенном суде специальных органов исполнения судебных решений не существовало, при подготовке реформы подчеркивалось особенная важность хорошего устройства органов исполнения судебных решений. Созданные на этот предмет органы – судебные приставы были призваны обеспечить успешное исполнение судебных решений и то же время охранение интересов «тяжущихся» и, по возможности, лиц, подвергавшихся взысканию.

В нормативно-правовых актах: «Учреждение судебных установлений», «Устав гражданского судопроизводства» и «Устав уголовного судопроизводства», подписанных императором 20 ноября 1864 года, были заложены организационно-правовые основы исполнительного производства. В ходе реформирования данного производства принимались разнообразные правовые акты, совершенствующие правила исполнения судебных решений. Так в «Учреждении судебных установлений» в 4 разделе «О внутреннем устройстве судебных мест» указывалось, что для исполнения распоряжений председателя суда или по охранению порядка заседаний суда в присутственной комнате должен находиться судебный пристав или заменяющее его лицо по усмотрению председателя суда, а в 9 разделе, который назывался «О лицах, состоящих при судебных местах», первая глава полностью посвящена судебным приставам. Глава обстоятельно определяет требования, предъявляемы к судебным приставам, круг их обязанностей и все, связанное с их деятельностью. (Приложение №1 на 4 листах). В соответствии с этим документом при каждом судебном органе определялось штатное число приставов. К кандидатам на должность предъявлялись определенные требования. Не допускались: 1) лица, не достигшие 21 года, 2) иностранные граждане, 3) объявленные несостоятельными должниками, 4) состоящие на государственной службе, 5) подвергавшиеся по судебными приговорам лишению или ограничению прав состояния, 6) священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам церковного суда, 7) состоящие под следствием за преступления и проступки, влекшие за собой лишение или ограничение прав состояния, и те, кто был под судом за такие преступления и проступки, которые не были оправданы судебными приговорами, уволенные со службы по решению суда или собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежали.

Приставы при окружных судах и судебных палатах избирались его председателями, а при кассационных департаментах Правительствующего Сената самими оберпрокурорами. Избранные приставы при вступлении в должность вносили установленный законом залог и принимали должностную присягу (Приложение №2: Форма присяги на должность судебного пристава).

Необходимо отметить, что установленный от судебных приставов залог требовался на случай убытков от неправильных их действий. Залог устанавливался самим министром юстиции для каждого судебного округа в законодательном порядке.

Приставы приводились к присяге служителями культа в зависимости от вероисповедания на общих собраниях департаментов или отделений в тех судебных местах, к которым они назначались. После принятиями судебными приставами присяги им выдавались: 1) свидетельство о вступлении в должность с указанием местности, 2) особый знак для ношения при выполнении ими судебных обязанностей, 3) особая печать. Сведения о назначении их на должность публиковались в периодической печати.

Все судебные приставы имели постоянное место жительства (то есть состоящие при кассационных департаментах Правительствующего Сената и при Судебных палатах – в том городе, в котором находился Сенат или Палата, а состоящих при окружных судах – в том городе, в котором находился окружной суд). Место жительства приставов определялось председателями тех судов, при которых они состояли. А в кассационных департаментах Правительствующего сената – оберпрокурорами. В случае нарушения ими места жительства, приставы отстранялись от своей должности.

Судебный пристав при исполнении своих обязанностей находился под защитой закона. В случае оказания судебному приставу сопротивления от гражданского персонала он имел права требовать содействия в помощи от местной полиции и даже от военной власти и они обязаны были оказывать ему содействие.

Следует отметить, что всякое нанесение судебному приставу во время исполнения им судебных обязанностей оскорблений и всякое сопротивление законным его требованиям или распоряжениям являлись преступлениями против власти и подвергались наказанию по статьям 303, 304, 305, 306, 324, 325 «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 года.

Материальное обеспечение судебных приставов складывалось из средств, необходимых для несения службы: форменного мундира, жалованья, в том числе прогонных и суточных, таксового вознаграждения и социального обеспечения. Размер и источники финансирования жалованья зависели от ведомственной принадлежности судебных приставов органам общей или мировой юстиции.

Порядок исчисления таксового вознаграждения также определялся соответственно государственными или земскими (городскими) нормативно-правовыми актами.

Однако, полной самостоятельностью в принятии волевых решений по ключевым вопросам исполнительного производства судебные приставы не обладали: начало исполнительного производства, его прекращение, повторное производство исполнительных действий санкционировалось председателями судебных мест. Следовательно, отсутствовал в законодательстве второй половины 19 века системообразующий нормативно-правовой акт, который бы определял правовое положение новых органов принудительного исполнения. Таким образом, пробелы в законодательстве, регулировавшем деятельность судебных приставов, обуславливали их восполнение локальными и внутриведомственными нормативными актами.

Вопрос о правовом статусе органов принудительного исполнения и их месте в системе государственных органов решался с учетом особенностей губерний. Поэтому организационно-правовая деятельность судебных приставов полностью не охватывалась уставами 1864 года, а законодательство восполнялось в наказах, издаваемых в судах губерний. И все-таки создание в ходе реформы 1864 года института судебных приставов было крупнейшим достижением в развитии российского права в целом и исполнительного производства в частности. В соответствии с этими документами судебные приставы становились основным органом, осуществляющим исполнительное производство и поручения судей.

Днем рождения этого института в России можно считать 13 мая 1866 года день, когда первые судебные приставы были приведены к присяги в г. Москве. Но предпринятые реформы в области судоустройства и судопроизводства первоначально распространялись только на Москву, Санкт-Петербург и центральные губернии. Для подготовки судебной реформы в Сибири в январе 1865 года была создана комиссия под председательством В.П. Будкова, бывшего управляющего делами «Второго сибирского комитета», (курирующего, в том числе, вопросы реорганизации сибирского суда), но результаты проведенного в 60-е годы 19 века комиссией В.П. Будкова исследования проблемы возможности введения Судебных Уставов в Сибири привели к тому, что мысль о преждевременности судебной реформы в Сибири, в силу отсутствия к этому необходимых предпосылок, окончательно утвердилась в правительственных кругах, и проведение судебной реформы там было отложено на неопределенное время.

В 70-е годы 19 столетия Министерство Юстиции вновь возвращается к вопросу о реформировании судебной системы в той части России, где продолжала действовать старая, дореформенная система судов, но необходимость постоянных согласований с другими министерствами, прежде всего с Министерством внутренних дел и Министерством финансов, общая крайне неспешная работа над проектом привели к тому, что Государственный совет смог реально приступить к его рассмотрению только весной 1877 года в разгар Балкано-ближневосточного кризиса, вылившегося летом того же года в Русско-Турецкую войну, поэтому в очередной раз рассмотрение законопроекта о реформе сибирского суда было отложено.

Сложная ситуация с государственным бюджетом, не позволявшая финансировать проведение реформы по всей стране, в полном объеме обусловила проведение большинства, так называемых, великих реформ 60-70 годов поэтапно, постепенно распространяя их действия из центра страны на окраины. Причем, из-за уровня своего социально-экономического развития, большой отдаленности от центра, незначительной заселенности Сибирь была отнесена на одно из последних мест в очереди на проведение реформ, в том числе и судебной.

К вопросу о реформе судебной системе в Сибири в правительственных кругах вернулись в 1881 году в связи с подготовкой 300-летнего юбилея присоединения Сибири к России. Произошло это в первую очередь под давлением общественного мнения сибиряков и руководителей сибирских губерний. Однако, в ожидании масштабной перестройки всего сибирского суда решено было ограничиться частичными изменениями, которые нашли отражение в Законе от 25 февраля 1885 года «Временные правила о некоторых изменениях по судоустройству и судопроизводству в губерниях Тобольской, Томской, Восточной Сибири и Приамурском крае». Этим законом в целом в крае была сохранена старая система судопроизводства, но в нее были привнесены некоторые элементы гласного и публичного процесса. В каждом округе вводилось по одной должности судебного следователя, был усилен и реорганизован прокурорский надзор, упразднены совестные и городские суды – их функции были переданы окружным судам. Исполнение же судебных решений по-прежнему оставалось в компетенции судебной полиции и осуществлялось становыми приставами.

Бурное экономическое развитие Сибири в последние два десятилетия 19 века, вызванное широкомасштабным освоением края российским капиталом, требовавшим судебных гарантий сохранности своего имущества и капитала, строительство железных дорог и приток переселенцев, делало радикальную судебную реформу неизбежной. К концу 19 века расхождение между уровнем развития социально-экономических отношений в регионе и устаревшими нормами судоустройства достигло максимальной величины. Об этом, в частности, свидетельствовали результаты сенатской ревизии края, проведенной в 1892 году. Они показали нарастающий паралич судебной системы края, неспособность в изменившихся условиях выполнять свои задачи защиты правопорядка, обеспечения личных и имущественных прав подданных.

Очередной вехой в реформировании судебной системы в Сибири стал Закон от 13 мая 1896 года «Временные правила о применении судебных уставов в губерниях и областях Сибири», который устанавливал новую систему судоустройства и судопроизводства. Старая судебная система в Сибири была полностью упразднена, а вместо нее вводился мировой суд в лице мировых судей и коронный суд в лице судебных палат и окружных судов.

В результате реформирования судебной системы в соответствии с Законом от 13 мая 1896 года на территории Томской губернии стал действовать Томский окружной суд, а с 1910 и Барнаульский окружной суд, который разместился в здании, где сейчас находится музей «Истории литературы, искусства и культуры Алтая» (ул. Льва Толстого, 2) Кроме этого, к началу 1900 года в Барнаульском уезде было открыто 7 судебных участков мировых судей, в Бийском – 5, в Змеиногорском – 4. В 1906-1907 годах Барнаульский и Змеиногорский уезды пополнились еще одним участком мирового судьи, Бийский – двумя.

Наиболее важной проблемой, которую пришлось решать Министерству Юстиции в то время было, увеличение штатов судов всех уровней. В штат Томского окружного суда, который проводил выездные сессии по всей территории Томской губернии, включая Барнаульский, Бийский и Змеиногорский уезды, была введена одна штатная должность судебного пристава, который осуществлял исполнительные действия по приговорам окружного суда непосредственно в Томске, в 1901 году это был судебный пристав Кашин. В уездах стали исполнять обязанности судебных приставов полицейские надзиратели, поэтому председатель Томского окружного суда согласно определению общего собрания от 11 декабря 1899 года просит Губернское управление разъяснить чинам общей и волостной полиции порядок исполнения приговоров мировых судей, «коими обвиняемые присуждены к денежному взысканию» (Приложение №3 на 4 страницах).

В Алтайском государственном архиве сохранилось несколько писем председателя Томского окружного суда Бийскому уездному исправнику, в которых сообщается о проведении выездной сессии в г. Бийске и содержится просьба об откомандировании полицейского чиновника для исполнения обязанностей судебного пристава и наряда низших полицейских чинов в количестве не менее 2 человек для охраны порядка во время судебных заседаний (Приложение №4 на 4 листах)., а также распоряжения Бийского уездного исправника от 8 января 1899 года за № 933 полицейскому надзирателю Первой части г. Бийска о том, что во время проведения заседания окружного суда с 11 по 21 февраля ему надлежит находится в помещении суда для исполнения обязанностей судебного пристава с нарядом полицейских смотрителей в количестве не менее 2 человек для исполнения поручений суда и для охраны порядка (Приложение №5 на 3 листах).

Если в 1899 году председатель Томского окружного суда сообщал о проведении выездного суда уездному исправнику, так как, по-видимому, исполняли обязанности судебных приставов все полицейские надзиратели по очереди в соответствии с распоряжением уездного исправника, то письмо секретаря Томского окружного суда от 8 января 1908 года за № 2744 о выездной сессии в г. Бийске с 12 по 28 января направлено уже непосредственно исполняющему обязанности судебного пристава по г. Бийску полицейскому надзирателю И.П. Гончаренко. В письме же уездному исправнику содержится только просьба о выделении в помощь исполняющему обязанности других чинов полиции для охраны порядка во время проведения заседаний суда (Приложение №6 на 3 листах).

Теперь все приговоры суда, которые сопровождались конфискацией имущества или требовали содействия властей шли в распоряжение судебных приставов или исполняющих их обязанностей полицейских надзирателей (Приложение №7 на 5 листах). К судебным приставам шли приговоры как окружных судов, так и мировых судей. Например, в 1905 году к судебному приставу Томского окружного суда поступило 39 исполнительных листов окружного суда и более 500 от мировых судей. Основная работа судебных приставов заключалась в производстве денежных взысканий и аресте на имущество одной из сторон судебного процесса. Исполнительные листы можно было предъявлять к взысканию в течении 10 лет после приговора суда. Процент исполнительных действий по отношению к поступившим исполнительным листам в городах был высоким. В Томске, например, 95,8 %. В целом же, эффективность исполнительных действий по приговорам окружного суда в уездах была невысокой. В 1910-1915 годах стоимость взысканных сумм составляла в среднем 22% процента от стоимости исполнительных листов. Число добровольных уплат по исполнительным листам в первый период деятельности судебных приставов 1898-1904 гг. было выше, чем в 1908-1915гг., поэтому количество торгов по продаже имущества должников во второй период возросло более чем в 5 раз. Только в 1909 году в Томской губернии проведено 408 торгов по продаже имущества должников. Для того, чтобы провести определенную конфискацию или продажу собственности должника, судебному приставу необходимо было войти в контакт с сословными органами для определения круга имущества, которое нельзя было отчуждать. Законом запрещалось насильственно продавать имущество, которое обеспечивало прожиточный минимум ответчика. В одном из рапортов судебного пристава говорилось: «Оказывается из описанного имущества … большая часть его исключена как необходимая, по мнению крестьянского начальника, для хозяйства должников. Таким образом, в продажу поступила незначительная часть, вырученных от которого денег не хватило даже на установленное законом вознаграждение приставу и необходимые расходы по продажам».

Существовал определенный порядок проведения торгов по продаже имущества должника. Документы, сохранившиеся в Алтайском государственном архиве, позволяют проследить этот порядок. Решение (исполнительный лист) мировых или окружных судей о взыскании денежных средство в пользу истца поступало на исполнение исполняющим обязанности судебных приставов полицейским надзирателям в Барнульском, Бийском, Змеиногорском уездах: Пискунову, Дементьеву, Бухвостову, Сергееву, Лещинскому, Гончаренко, Захватову, которые направляли повестки ответчикам в двух экземплярах. В повестках указывались: № (номер) исполнительного листа, дата принятия решения о взыскании денежных средств, указывалась сумма, которую необходимо было заплатить ответчику. Ответчик предупреждался, что «при неисполнении сего в указанный срок, для исполнения взыскания будет приступлено к описи принадлежащего ему имущества». Если же решение суда ответчиком не исполнялось в положенный срок приставом или исполняющим обязанности судебного пристава производилась опись его движимого и недвижимого имущества, а затем согласно, статье 1149 установленного гражданского судопроизводства за месяц до проведения торгов публиковались объявления, которые рассылались по всей округе волостным старостам и даже печатались в газете «Томские губернские ведомости». Например, в №12 за 1901 год напечатано объявление о продаже имущества крестьянки Валентины Семеновны Бычковой. В объявлении указывалось место, время проведения торгов, в чью пользу проводятся торги и первоначальная оценочная сумма (Приложение №8 на 4 листах). Например, исполняющий обязанности судебного пристава полицейский надзиратель первой части г. Бийска Сергеев, камера которого (кабинет) помещалась в здании Бийского полицейского управления 18 декабря 1902 года объявлял, что на удовлетворение претензии Пушкарева, Барбашина и Прохорова в сумме 232 рублей будет производится 19 января 1903 года в 10 часов утра в зале заседаний мирового судьи первого участка Бийского уезда публичная продажа недвижимого имущества, принадлежащего бийскому мещанину Андрею Парфирьевичу Лыкову усадьба с деревянным домом. Сообщалось, что имение не заложено. Торг начинался с оценочной суммы - 25 рублей. Подобные объявления о торгах имущества ответчиков в Алтайском государственном архиве имеются, начиная с 1998 по 1916 год. (Приложение №9 на 16 листах).

Взысканные по исполнительному листу деньги или полученные в результате торгов средства сдавались исполняющими обязанности судебного пристава в казначейство или передавались непосредственно истцу. В Алтайском государственном архиве сохранилось письмо исполняющего обязанности судебного пристава полицейского надзирателя Сергеева в Барнаульское уездное полицейское управление от сентября 1902 года о том, что взысканные по исполнительному листу мирового судьи первого участка Бийского уезда от 11 февраля с Михаила Анисимовича Сычева в пользу Евловского деньги в сумме 330 рублей 51 копейки сданы в Бийское уездное казначейство в депозит мирового судьи первого участка по квитанции №2928 (Приложение №10 на 5 листах).

Обязанностью судебных приставов и исполняющих их обязанности было также обеспечение присутствия на судебных заседаниях участников судебного процесса. В Алтайском государственном архиве сохранилась повестка истцу о вызове в суд мировым судьей Томского окружного суда первого участка г. Бийска от 25 января 1899 года, в которой указывается место и время проведения судебного заседания, на обратной стороне повестки напечатана выписка статей из Устава гражданского судопроизводства, которая определяет права и обязанности истца, а также указывает порядок вручения повестки. Исполняющий обязанности судебного пристава отправлял повестку волостному старосте, который вручал ее истцу или ответчику, а потом сообщал об исполнении поручения (Приложение №11 на 5 листах).

Эффективность деятельности судебных приставов окружных судов была значительно выше, чем исполняющих их обязанности полицейских надзирателей, которые исполняли действия по исполнительным листам, но в отличии от судебных приставов не в городах, а в уездах. Способствовало этому то, что судебный пристав получал определенный процент от взысканных сумм, таким образом, здесь присутствовала определенная материальная заинтересованность. Исполняющие обязанности судебного пристава полицейские надзиратели относились к исполнительным действиям как к дополнительным обязанностям, которые не всегда оплачивались во время. Например, в Алтайском государственном архиве сохранился рапорт исполняющего обязанности судебного пристава полицейского надзирателя первой части города Бийска Бухвостова от 16 марта 1901 года в Томский окружной суд о том, что «денег в сумме 50 рублей за врученные им повестки в суд в январе и феврале он не получал» (Приложение №12 на 5 листах). Но по истечению времени к 1908 году вопрос оплаты исполняющих обязанности судебных приставов был урегулирован. Об этом свидетельствует рапорт исполняющего обязанности судебного пристава по г. Бийску полицейского надзирателя Гончаренко председателю Томского окружного суда: «Имею честь представить при сем Вашему сиятельству ведомость о деятельности моей за ноябрь 1908 года и сведения о количестве вознаграждения, полученного мною за исполнительные действия». Правда, вознаграждения эти были невелики. По делам общих судебных мест он получил 2 рубля, а по делам мировых судебных установлений 11 рублей 70 копеек. Нередко случалось так, что исполнение приговоров судов исполняющими обязанности судебных приставов полицейскими надзирателями затягивалось на несколько лет. В Алтайском государственном архиве сохранилось письмо Председателя Томского окружного суда на имя исполняющего обязанности судебного пристава в г. Бийске Гончаренко о ненадлежащем исполнении им приговора суда. В письме указывалось, что суд вынес постановление 31 января 1905 года, а постановление не исполнено до 16 января 1908 года.

В заявлении московского купца Николая Мартыновича Таубе, проживающего в Москве, содержится просьба о взыскании по решению мирового судьи от 23 октября 1903 года с купца И.И. Кузнецова, проживающего в г. Бийске, ущерба, который не возмещен до 26 января 1908 года (Приложение № 13 на 7 листах) В связи с этим, остро встает вопрос о введении штатных должностей судебных приставов хотя бы в областных судах Томской губернии. В результате, исполняющий обязанности судебного пристава полицейский надзиратель второго участка г. Бийска Захватов с августа 1913 года назначается на должность судебного пристава Барнаульского окружного суда по г. Бийску (Приложение № 14 на 4 листах).

Хотя в Сибири судебные приставы в отличие от центральных губерний, где в соответствии с «Учреждением судебных постановлений» существовали советы судебных приставов и товарищества судебных приставов с круговою друг за друга порукою, действовали разрозненно, в одиночку, исполняющие обязанности судебных приставов полицейские надзиратели были в непосредственном подчинении полицейскому управлению, постепенно их деятельность упорядочивалась, вводились единообразные формы ведения дел по исполнению судебных решений, единая форма отчетности. Так, например, Томское губернское управление циркуляром от 31 декабря 1899 года за № 11616 разъясняет городским и уездным полицейским управлениям, становым и полицейским приставам, полицейским надзирателям порядок исполнения приговоров мировых судей, коими обвиняемые присуждены к денежному взысканию, а ведомость полицейского надзирателя первой части г. Бийска Сергеева о числе исполненных приговоров мировых и других судебных установлений, коими присуждены с разных лиц штрафы и денежные взыскания в земской капитал за март 1903 года, которую он направляет в Томское губернское управление, свидетельствует об упорядочивании отчетности (Приложение №15 на 8 листах).

В Алтайском государственном архиве имеется письмо председателя Томского окружного суда от 10 февраля 1903 году господину полицейскому надзирателю г. Бийска, исполняющему обязанности судебного пристава, с просьбой о предоставлении ведомости № 6 (отчета) о его деятельности по исполнению решений и судебных установлений за 1902 год. Аналогично письмо председателя Томского окружного суда № 2385 от 29 сентября 1908 года, направленное всем исполняющим обязанности судебных приставов «в округе Томского окружного суда, (включая Барнаульский, Бийский и Змеиногорский уезды) о необходимости в срок до 15 января 1909 года предоставить краткие сведения об их деятельности за 1908 год. (Приложение № 16 на 10 листах).

Архивные документы позволяют сделать вывод, что отчеты о деятельности исполняющих обязанности судебных приставов по исполнению судебных решений по денежным взысканиям с марта 1903 года стали регулярно направляться в Томское губернское управление.

Если в архивных делах конца 19 века мы находим только разрозненные документы, которые позволяют судить о деятельности исполняющих обязанности судебных приставов на территории Барнаульского, Бийского, Змеиногорского уездов, то к 1916 году документация по исполнению судебных приговоров становится упорядоченной. По каждому иску оформляется стандартное дело. Примером тому служат материалы по взысканию денег в пользу международной компании жатвенных машин с гражданина Овчинникова по исполнительному листу №3794 мирового судьи пятого участка г. Омска от 30 января 1916 года приставом второго стана Змеиногорского уезда Лещинским, исполняющим обязанности судебного пристава Барнаульского окружного суда. В дело были включены следующие документы: исполнительный лист мирового судьи, в котором указывалась сумма основного долга и проценты за пользование кредитом с судебными издержками. Указывался адрес, по которому судебный пристав должен был отправить взысканные деньги. Затем в дело подшивался второй экземпляр «Повестки об исполнении», на котором должник ставил свою роспись о ее получении (за неграмотного расписывался, как правило, волостной старшина). Затем шла опись движимого и недвижимого имущества, принадлежащего ответчику. В этой описи присутствовала графа: «Мнения волостного старшины о том, что из описанного может быть продано без разорения хозяйства». Далее следовало объявление о продаже, благодаря которому крестьяне близлежащих сел и деревень извещались о торгах арестованного имущества и указывалась его первоначальная цена. В данном случае торги должны были состояться 18 марта 1917 года в 10 часов утра в с. Большая речка. Выставленные на продажу на удовлетворение иска Международной компании жатвенных машин в России баня, грабли и косилка оценены были в 85 рублей. На обратной стороне объявления указывалось, что 25 февраля 1917 года объявления разосланы по волостям: Владимирской – 10, Бобровской – 3, Усть-Каменогорской – 3, Александровской – 6 и т.д., истцу – 1, наклеено на воротах – 1, в дело – 1, итого – 30 объявлений.

Но взыскание долга порой затягивалось на несколько лет. В деле имеется письмо поверенного Международной компании жатвенных машин в России, которая располагалась в г. Омске, от 12 марта 1919 года начальнику седьмого района Змеиногорской уездной милиции с просьбой взыскать с крестьянина села Большая речка Овчинникова Перфиря Кузьмича 99 рублей 80 копеек, из которых капитальный долг составлял 64 рубля 25 копеек, проценты на 01.03.1919 года 37 рублей 55 копеек, судебные издержки – 8 рублей.

И только 30 мая 1919 года в адрес мирового судьи пятого участка города Омска было направлено представление, в котором говорилось, что на основании 957 статьи «Устава гражданского судопроизводства» производство данного дела закончено. Аналогичное Дело заведено и по взысканию 170 рублей в пользу Международной компании жатвенных машин № 2899 от 22.09.1914. по исполнительному листу мирового судьи пятого участка г. Омска с Кимисова Николая Васильевича. Исполнение данного решения суда также растянулось на несколько лет. Взысканные 179 рублей 50 копеек отправлены в адрес международной компании жатвенных машин только 11 июля 1919 года (материал по данным дела имеется в Алтайском краевом архиве: фонд 172, опись 1, дело 2).

Приведенные выше материалы позволяют сделать вывод, что начатое реформирование судебной системы в 1864 году в части исполнения судебных приговоров в Сибири, в частности на территории Томской губернии, в которую входили Барнаульский, Бийский и Змеиногорский уезды, до Октябрьской революции 1917 года так и не было завершено. Несколько штатных должностей судебных приставов были только при Томском и Барнаульском окружных судах, и исполняли они судебные решения только в городах. В уездах продолжали исполнять судебные решения по гражданским искам полицейские надзиратели, поэтому исполнение решения судов затягивалось на несколько лет и эффективность исполнительных действий по приговорам окружных судов была невысокой. В целом же судебная реформа 1896 года в губерниях и областях Сибири имела положительные результаты, так как устанавливала единую систему судоустройства и судопроизводства.

В результате проведенных мероприятий территория Сибири была включено в единое правовое пространство Российской империи.

 

Советское время

 

После революции и гражданской войны руководство на местах перешло к реввоенсоветам и военным штабам, которые являлись высшими военными и административными органами. Разрушая буржуазные органы власти и управления, они упразднили и старый судебный аппарат – окружные и мировые суды. Взамен упраздненным появились высшие и низшие военно-революционные суды, военно-революционные трибуналы, товарищеские и народные суды. Например, в Барнауле функционировал в 1918 году Барнаульский военно-революционный суд. Исполняли судебные решения этих судов судебные приставы. Письмо судебному приставу высшего революционного суда Пухову из Барнаульской следственной комиссии при высшем революционном суде 15 марта 1918 года позволяет сделать вывод о больших его полномочиях. В письме говорится, что в случае воспрепятствования ему во взыскании с губернской продовольственной управы 1439 рублей 28 копеек он может принять самые строгие меры, вплоть до ареста.

В дальнейшем строительство новой судебной системы в Алтайской губернии (образована в 1917 году) основывалось на Декрете Всероссийского центрального исполнительного комитета Советов № 889 «О народном суде Российской социалистической федерации» от 30 ноября 1918 года и Инструкции отдела юстиции Сибревкома «Об организации народных судов в освобожденных местностях Сибири». Эти документы регламентировали общие начала судоустройства. Статьи 78-80 посвящены исполнению приговоров и решений Народного суда. В статье 80 указывалось, что «приговоры, присуждающие к принудительным работам или другому виду лишения свободы, приводятся в исполнение органами советской милиции, а решения по гражданским делам и всякие денежные взыскания судебными исполнителями».

Народные суды в Алтайской губернии начали формироваться с конца января 1920 года, и к середине февраля в городе Барнауле уже функционировало 5 народных судов, 5 народных следователей, а к апрелю 1920 года уже по всем уездам были открыты народные суды. К концу года в Алтайской губернии имелось 47 участков народных судов. За 1920 год в суды поступило 11504 уголовных дела и 6513 гражданских взыскания. В общем обзоре деятельности Алтайского губернского отдела юстиции за сентябрь 1920 года говорится о трудностях деятельности Народных судов Алтайской губернии, особенно из-за нехватки квалифицированных кадров и отсутствия документов, регламентирующих исполнение решений судов. В штатах служащих Алтайского губернского отдела юстиции было объявлено 6 судебных исполнителей при народных судах: в Барнауле – 1, в Барнаульском, Бийском, Змеиногорском, Славгородском и Каменском уездах - по одному, но на 15 марта 1920 года только одна должность была укомплектована. В начале 1922 года в штатах Народных судов г. Барнаула и Барнаульского уезда значился один судебный исполнитель Раталович Федор Геврасьевич, хотя заявлено было 4 судебных исполнителя.

Из архивных документов видно, что с начала их деятельности судебные исполнители имели самый низкий тарифный разряд – 10 (для сравнения у народного судьи был 17 разряд). В Алтайской губернии не было ни одного судебного исполнителя, имеющего высшее образование и специальной юридической подготовки. Практически в каждом архивном источнике, касающемся работы судебных исполнителей, говорится об их низкой заработной плате и, как следствие, большой текучести кадров. Так, например, в 1937-45 годах из судов чаще всего увольнялись сами или были уволены за недобросовестное отношение к служебным обязанностям именно судебные исполнители.

Законодательство советского периода не только восприняло традицию дореволюционного российского права, когда основной контроль за деятельностью судебных исполнителей (приставов) осуществлялся судебными органами, но и так преобразовало судебный контроль, что в результате судебные исполнители стали подчиняться в своей деятельности непосредственно суду.

В соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса РСФСР, а также принятыми в их развитие инструкциями о порядке исполнения судебных решений и об исполнительном производстве судебные исполнители состояли в штате районных (городских) судов и совершали исполнительные действия в пределах территории, на которую распространялась юрисдикция того суда, при котором они состояли (ст.348 ГПК РСФСР, п.2 Инструкции о порядке исполнения судебных решений, п.2 Инструкции об исполнительном производстве).

Вся деятельность судебных исполнителей по исполнению судебных и других юрисдикционных актов находилась под контролем судьи, который должен был следить за правильностью и своевременностью исполнения (ст.349 ГПК РСФСР, п.3 Инструкции о порядке исполнения судебных решений, п.3 Инструкции об исполнительном производстве). Многие действия судебного исполнителя по исполнению исполнительного документа и принимаемые им решения утверждались судьей, под контролем которого он находился: например, расчет распределения денежных сумм между взыскателями, акт об отсутствии у должника имущества и доходов, на которые можно обратить взыскание по исполнительному документу (ст.365, 427 ГПК РСФСР). Некоторые, наиболее важные, вопросы, связанные с принудительным исполнением, могли разрешаться только судьей. Это вопросы о возбуждении исполнительного производства, об отказе в возбуждении исполнительного производства, об отложении исполнительных действий, о приостановлении и прекращении исполнительного производства, об отсрочке или рассрочке исполнения решения, изменении способа и порядка исполнения, о возвращении исполнительного документа взыскателю без исполнения, об объявлении розыска должника, о наложении на должника штрафа, взыскании с него расходов по исполнению решения, об окончании исполнительного производства и др. (ст.340, 341-343, 345-347, 351, 352, 355, 360, 361, 362, 366, 367, 406 ГПК РСФСР; п.21, 36, 47, 140 Инструкции о порядке исполнения судебных решений; п.20, 21, 35, 43, 46, 139 Инструкции об исполнительном производстве; п.133 Инструкции по делопроизводству в районном (городском) суде).

Итак, до момента принятия ныне действующего законодательства об исполнительном производстве действовали: Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Инструкция «Об исполнительном производстве» (утв. Приказом Минюста СССР от 15 ноября 1985 г. №22) и Инструкция по делопроизводству в районном (городском) суде (утв. Приказ Минюста РФ от 16 июня 1994 г. №19-01-88-94).

 

Современность

 

В 1997 году были приняты федеральные законы от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах» и от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве», которые стали значительным шагом вперед в развитии исполнительного законодательства и становлении гражданского исполнительного права. Исполнительное производство юридически и организационно было выведено из непосредственного ведения власти судебной и отнесено к ведению органов исполнительной власти. В структуре Министерства юстиции РФ на основании вновь принятых законов была создана Служба судебных приставов, в состав которой входили Департамент судебных приставов, Службы судебных приставов субъектов РФ и территориальные подразделения судебных приставов.

В процессе реализации этих законов, согласно приказу управления юстиции Алтайского края №13–П от 29 октября 1997 г. «О сокращении штата судебных исполнителей районных (городских) судов Алтайского края», сокращены штаты судебных исполнителей районных (городских) судов с 01.01.98 г. Работники, успешно сдавшие квалификационные экзамены и прошедшие аттестацию, в соответствии со ст.40 – 1 КЗоТ РФ подлежали приему на должность судебного пристава-исполнителя согласно штатного расписания службы судебных приставов Алтайского края с 01.01.98 г. В соответствие с приказом управления юстиции Алтайского края №9-П от 29 января 1998 г. «Об образовании службы судебных приставов Алтайского края» создана служба судебных приставов Алтайского края в результате реорганизации отдела по обеспечению и контролю за исполнением судебных решений в составе 5 человек. Был образован отдел по организационному обеспечению судебной деятельности в составе 4 человек.

В соответствие с приказом Министерства юстиции Российской Федерации №963 – К от 15.04.98 г. первым главным судебным приставом Алтайского края, заместителем начальника Управления юстиции был назначен Пархоменко Александр Михайлович.

Уже в 2000 году в составе службы судебных приставов был создан отдел организации работы судебных приставов-исполнителей в количестве 17 человек, отдел по работе с жалобами и заявлениями в количестве 5 человек, отдел организации работы судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов в количестве 5 человек. Созданы при службе судебных приставов: межрайонное подразделение судебных приставов по исполнению особо важных исполнительных производств и два подразделения судебных приставов в г. Барнауле: по работе с должниками - юридическими лицами и должниками - физическими лицами. В январе 2001 года службе была передана функция взыскания налогов и сборов, раньше этим занималась налоговая полиция. Уже в первый год по постановлениям налоговых органов Управление взыскало почти 300 миллионов рублей.

В стране проводилась судебная реформа, направленная на повышения эффективности деятельности судебной власти в Российской Федерации, оптимального организационно-правового и материально-технического обеспечения судебной системы в Российской Федерации. Постановлением Правительства РФ от 20 ноября 2001 г. N 805 была разработана и принята федеральная целевая программа "Развитие судебной системы России" на 2002-2006 годы", что отразилось на развитии службы судебных приставов России и Алтайского края в том числе.

В марте 2002 года в службе судебных приставов был создан отдел дознания в связи с передачей функций дознания по ряду статей Уголовного Кодекса, объединенных общим понятием «преступления против правосудия». Уже к декабрю 2002 года численность государственных служащих службы судебных приставов составила 639 ед., служащих – 18 ед., технических работников – 108 ед. Аппарат главного судебного пристава включал пять отделов и одну самостоятельную группу и составлял 60 ед. государственных служащих. Всего в службе было 70 районных подразделений судебных приставов, в том числе 7 межрайонных, в которых работали: старшие судебные приставы - 72 ед., судебные приставы-исполнители - 365 ед., судебные приставы по ОУПДС - 142 ед.

Одним из важнейших этапов развития службы судебных приставов стал Указ президента Российской Федерации от 13 октября 2004 года № 1316 «Вопросы Федеральной службы судебных приставов», во исполнение которого служба судебных приставов Министерства Юстиции РФ была преобразована в Федеральную службу судебных приставов России.

Приказом Министерства Юстиции РФ № 187 от 3.12.2004. «Об утверждении Положения о территориальном органе Федеральной службы судебных приставов» образовано Главное Управления Федеральной службы судебных приставов по Алтайскому краю.

В соответствие с указом Президента от 24 января 2006 года «Об учреждении геральдического знака – эмблемы и флага Федеральной службы судебных приставов» 9 марта в Главном управлении Федеральной службы судебных приставов по Алтайскому краю прошла торжественная церемония, посвященная вручению коллективу Главного управления флага Федеральной службы судебных приставов России. Федеральный инспектор по Алтайскому краю В.С. Власов вручил флаг руководителю Главного управления, государственному советнику юстиции 3 класса А.М. Пархоменко.

Значительный этап работы для Федеральной службы судебных приставов России был определен Правительством Российской Федерации, которое 21 сентября 2006 года приняло Постановление N 583 «О Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007 – 2011 годы». Эта программа стала развитием предыдущей «Развитие судебной системы России на 2002 – 2006 годы». В процессе ее реализации, проводится большая работа по развитию и совершенствованию Федеральной службы судебных приставов России. Подразделения ФССП РФ, в том числе Алтайского края обеспечены современными средствами вычислительной техники, внедряются новые организационные и информационные технологии. Реконструируются и приобретаются современные зданий для подразделений ФССП РФ. Для аппарата Управления и трех отделов судебных приставов в г. Барнауле приобретено два здания, в которых стало возможным развернуть необходимые информационные системы и создать необходимые условия для работы сотрудников, аналогичная работа проводится и в районах края. В программе предусматривается скорейшее решение вопросов информатизации Федеральной службы судебных приставов, организации обмена данными между Службой и ее территориальными подразделениями, создание централизованных ведомственных информационных ресурсов. Предусмотрено также создание единой информационной системы судов и Федеральной службы судебных приставов. Это позволит не только ускорить процесс исполнения судебных актов, но и избежать случаев предъявления поддельных исполнительных документов судов.

1 февраля 2008 г. вступил в силу принятый 12 октября 2007 г. Федеральный закон № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Эта редакция Федерального закона «Об исполнительном производстве», в отличие от прежней, учитывает все изменения, произошедшие за предыдущие десять лет, сформировавшуюся за прошедшие годы судебную практику и практику деятельности судебных приставов-исполнителей. Закон предусмотрел дополнительные гарантии защиты прав взыскателя, иных заинтересованных лиц в исполнительном производстве, а также обеспечения неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения и др., а также дополнительные механизмы принудительного исполнения судебных актов и актов других органов и расширил полномочия судебных приставов.

27 ноября 2007 года президент Владимир Путин подписал Федеральный закон № 272 «О внесении изменения в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Закон предусмотрел передачу в подследственность дознавателей органов службы судебных приставов уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями УК 157 «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей» и 177 «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» Уголовного кодекса России.

14 марта 2009 года Президент РФ Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон N 38-ФЗ "О внесении изменений в статьи 40 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который расширяет круг должностных лиц Федеральной службы судебных приставов РФ. Теперь они получили право осуществлять предварительное расследование в форме дознания. Соответствующие изменения вносятся и в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Теперь проводить дознание имеют право представители всех органов ФССП - как федеральных, так и территориальных. Изменения статьи 40 и 151 УПК РФ направлены в первую очередь на упорядочение деятельности ФССП как органов дознания. Новым законом к органам дознания отнесена вся федеральная служба судебных приставов, а не ее отдельные должностные лица. В связи с этим расширяются полномочия заместителей начальников территориальных отделов, что позволит им давать поручения дознавателям о производстве дознания и неотложных следственных действий по уголовным делам о преступлениях неподследственных ФССП.

В последнее время Президентом РФ уделялось большое вопросам повышению эффективности исполнения актов судов и иных органов, в связи с этим были изданы два Указа об увеличении штатной численности Федеральной службы судебных приставов России. Указом Президента РФ от 14 февраля 2006 г. N 108 "О внесении изменения в Указ Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1316 "Вопросы Федеральной службы судебных приставов" установлена предельная численность работников территориальных органов Федеральной службы судебных приставов (без персонала по охране и обслуживанию зданий) на 2006-2007 годы. Указом Президента РФ от 5 февраля 2009 г. N 129 "О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1316 "Вопросы Федеральной службы судебных приставов" установлена предельная численность работников территориальных органов Федеральной службы судебных приставов (без персонала по охране и обслуживанию зданий) на 2009-2010 годы.

Штатная численность Управления на 1 июля 2010 года — 1451 единица.

Федеральный закон Российской Федерации от 19 июля 2009 года № 194-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О судебных приставах» обозначил полномочия главного судебного пристава РФ, главного судебного пристава субъекта РФ и старшего судебного пристава (начальника отдела). Теперь старший судебный пристав получил право в случае необходимости исполнять обязанности судебного пристава-исполнителя, а также возлагать на своих заместителей обязанности судебного пристава-исполнителя, в результате чего на них распространяются обязанности и права, предусмотренные для судебных приставов-исполнителей Федеральным законом «О судебных приставах» и Федеральным законом «Об исполнительном производстве», что ранее не было обозначено Федеральным законом 1997 года. Судебным приставам теперь разрешено проверять документы, удостоверяющие личность у граждан, находящихся в помещениях судов или помещениях Федеральной службы судебных приставов, а также при осуществлении привода лиц, уклоняющихся от явки по постановлению судьи, по вызову дознавателя или судебного пристава-исполнителя, и даже входить без спроса домой к лицу, уклоняющемуся от явки в суд. Важным аспектом нового закона является запрет на использование словосочетания «судебный пристав» в наименовании организаций, общественных объединений и должностей, не относящихся к Федеральной службе судебных приставов и ее структурным подразделениям. Законодателем осознается увеличение ответственности, которая ложится на судебного пристава с появлением новых полномочий, и в этой связи на год увеличен минимальный возраст кандидатов на должность судебного пристава. В законе содержится также ряд других важных изменений.

8 сентября 2009 года Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев подписал Указ №1019 «Об установлении Дня судебного пристава».
Согласно Указу, в нашей стране установлен профессиональный праздник работников Федеральной службы судебных приставов – День судебного пристава. Отныне его отмечают 1 ноября.

Федеральный закон от 25.09.2009 № 225-ФЗ «О внесении изменения в статью 112 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», вступивший в законную силу 10 октября 2009 года, установил минимальные суммы исполнительского сбора: в размере 500 рублей для должника-гражданина, если его долг не превышает 7 тысяч рублей и 5 тысяч рублей для должника-организации, если ее долг не превышает 70 тысяч рублей. Такая мера в первую очередь направлена на стимулирование добровольного исполнения должниками своих обязательств и касается только тех лиц, которые не выполнили требование судебного пристава – исполнителя в пятидневный срок.

 

У судебных приставов появился небесный покровитель

 

В 2010 году в соответствии с резолюцией Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в качестве небесного покровителя Федеральной службы судебных приставов России установлен великомученик Феодор Стратилат. Феодор Стратилат - христианский святой, почитаемый в лике великомученика, является небесным покровителем всего православного воинства. Феодор Стратилат происходил из города Евхаит. Он был наделен многими дарованиями и прекрасной внешностью. За милосердие Бог просветил его совершенным познанием христианской истины. Храбрость святого воина стала известна многим после того, как он с помощью Божией убил громадного змея, жившего в пропасти в окрестностях города Евхаита. Дни памяти — 8 февраля и 8 июня (по юлианскому календарю).

Одним из основных памятных мест, связанных с именем Феодора Стратилата, является женский Феодоровский монастырь, находящийся в г. Переславль-Залесский Ярославской области. Собор Феодора Стратилата был заложен в 1557 году и сохранился до нашего времени.

Определение небесного покровителя для Федеральной службы судебных приставов России будет способствовать формированию духовных традиций Службы, закреплению в деятельности ее работников высоких нравственных принципов и гражданской ответственности перед обществом.

Время создания/изменения документа: 08 ноября 2011 07:28 / 04 апреля 2016 02:35

Версия для печати